Обстоятельства, влекущие невозможность исполнения контракта

Перечисляем случаи независящих от сторон контракта обстоятельств, которые признаются влекущими невозможность его исполнения

Весной 2022 г. законодателем и Правительством РФ был реализован ряд антикризисных мер, позволяющих сторонам контрактов, заключенных в соответствии с Законом № 44-ФЗ, изменять их существенные условия.

В конце статьи вы найдете примеры случаев, когда суды трактовали события 2022 года как предпренимательские риски поставщиков (подрядчиков, исполнителей).

В конце статьи есть шпаргалка

 

В частности, ст. 112 Закона № 44-ФЗ была дополнена ч. 65.1 и 65.2 — нормами, устанавливающими возможность изменения существенных условий контракта при возникновении независящих от сторон контракта обстоятельств, влекущих невозможность его исполнения. Кроме того, было издано постановление Правительства РФ от 16.04.2022 № 680 (далее — ПП РФ № 680), на основании которого могут быть изменены существенные условия «строительного» государственного или муниципального контракта, если исполнение такого контракта сделалось невозможным из-за независящих от сторон контракта обстоятельств.

Под «строительными» контрактами в данном случае понимаются контракты на выполнение работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту, сносу объектов капитального строительства, проведению работ по сохранению объектов культурного наследия.

Эти экстраординарные меры останутся с нами и в наступившем новом году: Федеральным законом от 04.11.2022 № 420-ФЗ продлили на 2023 г. действие ч. 65.1 и 65.2 ст. 112 Закона № 44-ФЗ. Продолжит применяться и ПП РФ № 680 (см. постановление Правительства РФ от 20.10.2022 № 1880).

При этом остается неясным самое главное — а какие именно обстоятельства следует считать «влекущими невозможность исполнения контракта», а значит, дающими основание для изменения существенных условий контракта со ссылкой на вышеуказанные нормы? В связи с этим в предлагаемой статье рассмотрим, как именно это понятие трактовалось судами в 2022 г.

Случаи, когда суды усматривали в событиях 2022 г. «обстоятельства, влекущие невозможность исполнения контракта»

В совместном письме от 10.06.2021 № 24-06-06/45785, № 24044-АЛ/09, № ПИ/47490/21 Минфин, Минстрой и ФАС России разъяснили свою позицию относительно применения п. 8 ч. 1 ст. 95 Закона № 44-ФЗ, в диспозиции которой указано на возникновение независящих от сторон обстоятельств, влекущих невозможность исполнения «строительного» контракта на сумму не менее 100 млн руб., заключенного на срок не менее одного года.

Обучение для поставщиков по 44-ФЗ
Повышение квалификации онлайн, 96 ак.часов, Удостоверение
Посмотреть программу

По мнению ведомств, указанные в п. 8 ч. 1 ст. 95 Закона № 44-ФЗ «независящие от сторон контракта обстоятельства» предполагают открытый перечень обстоятельств, в т. ч. изменение стоимости позиций ценообразующих строительных ресурсов, если указанное изменение возникло по независящим от сторон контракта обстоятельствам. Если такое существенное изменение стоимости строительных ресурсов привело к увеличению общей стоимости строительства и невозможности исполнения контракта, заказчики вправе по соглашению сторон изменить существенные условия контракта на основании п. 8 ч. 1 ст. 95 Закона № 44-ФЗ.

В судебной практике 2022 г. рост издержек исполнителя контракта в ряде случаев тоже рассматривался в качестве «обстоятельства, влекущего невозможность исполнения контракта».

Пример: В декабре 2021 г. был заключен контракт на поставку офисной бумаги равными партиями с января по декабрь 2022 г.

В связи с введением санкций в отношении России с 1 марта 2022 г. финская химическая компания Kemira прекратила поставки хлората натрия в Россию и Беларусь, что привело к невозможности производства офисной белой бумаги, поставка которой была предметом контракта. Следствием этого явилось значительное удорожание товара: согласно справке ТПП Ростовской области по состоянию на апрель 2022 г. его цена выросла более чем в три раза.

Поставщик предложил заказчику изменить цену контракта на основании ч. 65.1 ст. 112 Закона № 44-ФЗ либо расторгнуть контракт по соглашению сторон на сумму неисполненных обязательств, но заказчик потребовал исполнения контракта на тех условиях, на которых он был заключен. Заказчик указал, что заключение дополнительного соглашения со ссылкой на ч. 65.1 ст. 112 Закона № 44-ФЗ возможно только в случае принятия соответствующего нормативного акта либо на уровне органа местного самоуправления, либо на уровне органа государственной власти субъекта РФ. В рассматриваемом случае такого акта принято не было.

Неисполнение своих обязательств предпринимателем послужило основанием для одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта, после чего сведения о предпринимателе были внесены контрольным органом в РНП.

Однако суд не усмотрел оснований считать предпринимателя действовавшим недобросовестно: с января по март 2022 г. он исполнял свои обязательства должным образом, а в апреле предпринимал все необходимые меры, чтобы приобрести товар, необходимый для выполнения поставки заказчику, и неоднократно предупреждал последнего о возникающих затруднениях. Таким образом, поставщик не уклонялся от исполнения контракта, а наоборот, предпринимал все необходимые меры для его исполнения.

Кроме того, суд критически отнесся к отказу заказчика заключить дополнительное соглашение к контракту на основании ч. 65.1 ст. 112 Закона № 44-ФЗ по причине отсутствия соответствующего акта органа местного самоуправления: «заказчик ничем не аргументировал невозможность направить обращение в орган местного самоуправления для принятия соответствующего нормативного акта».

В итоге суд пришел к выводу, что неисполнение контракта предпринимателем имело место вследствие обстоятельств непреодолимой силы, предвидеть которые при заключении контракт он никак не мог. Решение УФАС о включении предпринимателя в РНП было отменено.

Решение АС Ростовской области от 15.12.2022 по делу № А53-22608/22. См. также решение АС Пермского края от 21.12.2022 по делу № А50-27470/2022: здесь суд также указал на безосновательное отклонение заказчиком предложения исполнителя об увеличении цены контракта.

В следующем деле представляет интерес то, как суд пришел к выводу о добросовестном поведении поставщика, анализируя его поведение в конкретные периоды времени. 

Пример: Извещение о закупке было опубликовано 16 февраля 2022 г., и на тот момент участником закупки было получено согласие его контрагентов о продаже ему товара, необходимого для исполнения контракта. При подаче заявки на участие в закупке ее будущий победитель не мог предвидеть, что последствием начала спецоперации на территории Украины станет применение экономических санкций в отношении РФ и уход с российского рынка некоторых иностранных производителей (в частности, Xerox и Hewlett Packard). На момент подписания контракта (9 марта) еще не было до конца понятно, является ли сложившаяся ситуация временной или будет носить постоянный характер.

Существенное изменение после 24 февраля 2022 г. условий осуществления предпринимательской деятельности в области поставки МФУ и иного копировального      оборудования подтверждается еще и тем фактом, что на участие в пяти аукционах заказчика с аналогичным предметом, объявленных за период с марта по апрель 2022 г., не было подано ни одной заявки.

В итоге суд признал недействительным односторонний отказ заказчика от исполнения контракта на поставку иностранной печатающей техники и вместо этого принял решение о расторжении контракта на основании п. 1 ст. 451 ГК РФ (т. е. в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора — ввиду приостановки производителями (в частности, Xerox и Hewlett Packard) поставок на территорию РФ).

Решение АС Новосибирской области от 13.12.2022 по делу № А45-22778/2022. Сходную аргументацию можно найти в решениях АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.12.2022 по делу № А56-80904/2022 и АС Ростовской области от 06.12.2022 по делу № А53-23474/22 (здесь был сделан вывод об отсутствии оснований для включения сведений о поставщиках в РНП).

В еще одном деле суд обязал заказчика принять меры, направленные на проведение повторной государственной экспертизы достоверности определения сметной стоимости по контракту в целях надлежащего рассмотрения предложения подрядчика об изменении существенных условий контракта (Решение АС Орловской области от 22.12.2022 по делу № А48-6328/2022). Суд посчитал, что обострение международных отношений и введение санкционной политики не охватывается понятием предпринимательского риска: указанные обстоятельства невозможно было предвидеть и предотвратить, т. к. носили чрезвычайный характер и не зависели от воли и действий участников гражданского процесса.

Невозможность исполнения контракта из-за возникновения обстоятельств, влекущих невозможность его исполнения, может являться основанием не только для изменения, но и для расторжения контракта.

Пример: 21 февраля 2022 г. комиссия заказчика признала соответствующей требованиям извещения о закупке единственную заявку на участие в электронном аукционе, и 5 марта был подписан контракт на поставку автомобилей Toyota Camry (177 шт.), Toyota RAV4 (3 шт.) и Toyota Land Cruiser Prado 150 (2 шт.). По условиям контракта автомобили должны были быть произведены в 2022 г., при этом иметь российское происхождение.

При этом 2 марта поставщик получил от импортера и завода-изготовителя автомобилей Toyota ООО «Тойота Мотор» письмо о приостановке импорта автомобилей в РФ и о временной приостановке работы завода по производству автомобилей Toyota моделей Camry и RAV4 с 4 марта 2022 г. Поставщик обратился к заказчику с просьбой расторгнуть контракт в связи с существенным изменением обстоятельств, при которых поставщик участвовал в электронном аукционе, объявленном 3 февраля 2022 г., по результатам которого был заключен контракт. Однако заказчик отказался, настаивая на исполнении поставщиком своих обязательств, пусть даже и с продлением срока поставки на основании ч. 65.1 ст. 112 Закона № 44-ФЗ.

Суд указал в своем решении, что в рассматриваемом случае изменение существенных условий контракта невозможно, поскольку поставщик по независящим от него причинам не может предусмотреть, когда будут возобновлены производство и поставка автомобилей Toyota. При этом ч. 65.1 ст. 112 Закона № 44-ФЗ не запрещает расторгать государственные контракты при возникновении обстоятельств, влекущих невозможность их исполнения.

Тот факт, что заказчик настаивал на поставке автомобилей Toyota российского производства 2022 года, достоверно зная о закрытии с 4 марта 2022 г. завода-изготовителя в г. Санкт-Петербурге, суд расценил как злоупотребление правом. По мнению суда, в рассматриваемом случае отказ заказчика от расторжения контракта по соглашению сторон являлся безосновательным.

Решение АС г. Москвы от 24.11.2022 по делу № А40-233413/22-48-1858

Отметим, что введение иностранными государствами политических или экономических санкций, а также мер ограничительного характера Минфин России отнес к обстоятельствам непреодолимой силы (см. письмо Минфина России от 08.04.2022 № 24-01-09/29768). Поставщикам было предложено доказывать возникающую вследствие этого невозможность исполнения контракта любыми документами и сведениями, содержание которых позволяет определить причинно-следственную связь между санкциями и невозможностью надлежащего исполнения контракта (т. е. последовательно развивающиеся события между введением таких санкций до невозможности надлежащего исполнения контракта).

Обучение для заказчика
Управление закупками по 44-ФЗ. Повышение квалификации, 120 ак.часов
Подробнее о курсе

Однако известны случаи, когда суды не находили в событиях 2022 года ничего, кроме предпринимательского риска поставщиков (подрядчиков, исполнителей). К большому огорчению для исполнителей по контракту, именно такой подход преобладает в судебной практике.

В случаях, когда речь идет о длящихся контрактах, исполнение которых было начато до 24 февраля 2022 г., суды нередко используют следующий аргумент: у исполнителя была возможность приобрести все товары, необходимые для исполнения обязательств по такому контракту, еще в момент его заключения, в связи с чем довод о последующем подорожании таких товаров отклоняется.

Кроме того, суд может потребовать, чтобы ссылки поставщика на санкции иностранных государств, делающие исполнение контракта невозможным, подкреплялись документальными доказательствами. В противном случае такие ссылки останутся для суда голословными заявлениями.

Также следует учитывать, что заверения поставщика о невозможности исполнения обязательств по причине ухода иностранных производителей с российского рынка могут разбиваться о следующие факты:

  • другие поставщики успешно справляются с обязательствами по поставке той же самой продукции;
  • информация о прекращении поставок иностранных товаров не территорию РФ получена поставщиком не из первых рук.

Отдельно отметим появление в судебной практике следующих правовых позиций:

  • проведение специальной военной операции на территории Донецкой и Луганской народных республик, а также на территории Украины никак не затрагивает исполнение внутрироссийских контрактов (когда товар для перепродажи заказчику приобретается поставщиком на территории РФ) - Решение АС Белгородской области от 15.11.2022 по делу № А08-7419/2022;
  • на основании ч. 65.1 ст. 112 Закона № 44-ФЗ могут быть изменены условия лишь такого контракта, который был заключен после вступления указанной нормы в силу, т. е. после 8 марта 2022 г. - Решение АС Московской области от 15.11.2022 по делу № А41-38402/22. Суд обосновал данную позицию ссылкой на п. 1 ст. 422 ГК РФ, согласно которой договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Итак, анализ судебной практики 2022 года позволяет предположить, что и в 2023 году суды продолжат считать изменение существенных условий контракта допустимым только при возникновении обстоятельств непреодолимой силы, а не любых обстоятельств, делающих исполнение контракта невыгодным для исполнителя. Из этого заказчикам и следует исходить при исполнении контрактов.

Шпаргалка

В шпаргалке собрана полезная информация из статьи:

  • Случаи, когда суды трактовали события 2022 г. как предпренимательские риски поставщиков (подрядчиков, исполнителей) 189.9 КБ

Скачать
210